0

Инвестиций не будет

Инвестиций не будет

Российские власти делают ставку на инвестиции и импортозамещение. Кабмину предстоит найти источники наращивания вложений. Возможно, что-то прояснится в ближайшие дни, когда будут представлены основные направления деятельности правительства. «Газета.Ru» разбиралась, есть ли у России внутренние ресурсы, чтобы вывести инвестиции на новый уровень. России следует быстрее заполнять продовольственный рынок отечественной продукцией, заявил президент Владимир Путин в среду, вводя в курс нового главу Минсельхоза Александра Ткачева. Новоиспеченный министр в ответ пообещал сделать все возможное «в вопросах импортозамещения, в вопросах увеличения объема производства».

Импортозамещение — это одна из ключевых частей нового экономического курса, который декларирует правительство. «Мы подготовили программы импортозамещения во всех отраслях: в промышленности, энергетике, сельском хозяйстве. Это реализация 2,5 тыс. проектов. Но импортозамещение — это не просто красивый лозунг, а конкретная работа, которая активизировалась в последнее время», — рапортовал премьер Дмитрий Медведев, выступая с отчетом в Госдуме во вторник. Модель роста с опорой на высокие доходы от сырьевого экспорта и потребительский спрос себя исчерпала, считают чиновники. Теперь рост будут искать в увеличении инвестиций.

За ростом — в карман

Об этом подробно говорил министр финансов Антон Силуанов на недавней коллегии Минфина. В российской экономике, сетовал он, слишком велика доля конечного потребления, а рост зарплат обгоняет рост производительности труда. «Почему замедлился рост? В чем причина? На наш взгляд, ключевая причина — это те накопленные структурные дисбалансы, о которых мы говорили. В первую очередь это рост доли конечного потребления и текущего потребления в экономике с 66,7% в 2008 году до 72,6% ВВП в 2014-м. Увеличение конечного потребления уменьшает долю инвестиций, а без инвестиций говорить о росте невозможно», — сказал он. «Что нужно, чтобы перезапустить экономический рост? Ответ однозначен — частные инвестиции.

Ни одна экономика не развивается быстро, если проедает столько производимого дохода. Все быстрорастущие экономики много сберегают и инвестируют», — отметил министр. По его словам, в таких странах, как Китай, Южная Корея или Индонезия, валовое накопление капитала (Gross capital formation) составляет 30–50% ВВП, а потребление — всего 9–14%. Одним из мировых лидеров по GCF является Китай, у него, по данным министра, он равен 49,3%. «У нас не получится инвестировать, как сегодня, около 19–20% ВВП и при этом расти на 3–4%. Это невозможно. В структуре внутреннего спроса инвестиции должны составлять примерно 30%.

Ни одна страна, которая резко наращивала текущее потребление и государственные расходы, не обеспечила устойчивого долгосрочного роста», — полагает Антон Силуанов. Директор Научно-исследовательского финансового института, ведущий научный сотрудник Института экономической политики им. Е. Гайдара Владимир Назаров согласен с тем, что стране катастрофически не хватает инвестиций. Объем вложений в основной капитал для ускоренной модернизации экономики должен составлять 30–35% ВВП, поддерживает он точку зрения главы Минфина.

В деньгах это выглядит следующим образом. В прошлом году объем инвестиций в основной капитал составил, по данным Росстата, 13,528 трлн руб. (19% ВВП). Чтобы достичь указанной минимально необходимой планки в 30% ВВП, надо увеличить годовой объем капвложений примерно на 7,8 трлн руб., а чтобы добраться до 35% ВВП, надо добавить еще 11,4 трлн.

Компании без денег

Сразу же возникает вопрос: за счет чего можно достичь такого колоссального роста инвестиций? Внешние источники финансовых ресурсов сегодня из-за санкций закрыты, и отечественные компании и банки в настоящее время отдают ранее взятые кредиты. За первый квартал объем выплат по внешним долгам составил, по оценкам аналитиков, около $31 млрд. Остаются только внутренние ресурсы. При этом возможности правительства также ограничены, отмечает зампред правления ВЭБа, доктор экономических наук Сергей Васильев. Средства Фонда национального благосостояния (ФНБ) на 1 апреля 2015 года, по данным Минфина, составляли 4,347 трлн руб. Правительство намерено их потратить в течение нескольких лет, что добавит к общему объему инвестиций процентов десять в год и кардинально картину не изменит.

Сергей Васильев против того, чтобы финансировать инвестиции за счет эмиссии. «Если мы начнем печатать деньги, то будет инфляция и не будет роста. Поэтому остается надеяться, что предприятия, получив выгоду от девальвации, начнут инвестировать в себя сами», — говорит он. Исходя из слов Антона Силуанова, дополнительные средства у бизнеса должны появиться и из-за прекращения повышения зарплат работникам. В первом квартале этого года они уже росли намного ниже уровня инфляции. Если в номинале, по данным Росстата, зарплаты увеличились на 6,5%, то с учетом инфляции их реальный размер сократился на 8,3%.

Однако реальные инвестиции в основной капитал в первом квартале этого года все равно сократились на 6%. Во-первых, кризис вызвал снижение деловой активности и торгового оборота. Во-вторых, затраты бизнеса выросли из-за подорожания стоимости импортных компонентов. В-третьих, внутренний рынок кредитования фактически был закрыт с 17 декабря прошлого года, когда Центральный банк поднял ключевую ставку до 17%. В итоге в январе 2015 года (более свежих данных пока нет) российские крупные и средние компании получили убыток на сумму 152,5 млрд руб. против прибыли на 352 млрд руб. годом ранее.

Выйдут ли предприятия на положительное сальдо прибылей и убытков, пока неясно. В предыдущие годы удавалось зарабатывать и по 8 трлн руб. в год, но распределение этих средств было крайне неравномерным: основная их часть концентрировалась в секторе сырьевого экспорта, а 30% крупных и средних компаний были убыточны. Иными словами, пока у предприятий не появилось никаких дополнительных финансовых ресурсов для инвестиций ни от девальвации, ни от сокращения затрат на персонал.

Банки не спасут

Но это не все проблемы с поиском источников для капвложений. Санкции, судя по всему, сохранятся на неопределенно долгое время (премьер Медведев призвал во вторник учиться жить в новых экономических реалиях). Соответственно, банкам нужно найти внутренние ресурсы. При ближайшем рассмотрении, выясняется, что их нет. Принято считать, что основной источник длинных денег для банков — это вклады граждан. Однако их катастрофически мало. По данным ЦБ на 1 марта 2015 года, в банках лежало 13,883 трлн руб. рублевых вкладов и 5,33 трлн руб. в иностранной валюте. Но и это еще не все. По данным Росстата, только 6,3% депозитов на начало этого года были привлечены на срок свыше трех лет, 46,4% — от года до трех лет, а 47,3% — это вклады до востребования и депозиты со сроком до года.

В общем, пока внутренних источников для наращивания инвестиций в достаточном объеме просто не существует. Правительству, чтобы изыскать их, придется прекратить заниматься декларациями и предложить бизнесу реальные стимулы прежде всего в части снижения фискальной нагрузки и снятия пресловутых административных барьеров, на преодоление которых уходит немало сил и средств. Кроме того, практически не задействованы пока инструменты ЦБ. Безусловно, речь не идет о включении печатного станка на полную мощность, но регулятору рано или поздно придется начать закачивать ликвидность в реальный сектор через банковскую систему. В противном случае ни о каких прорывах на инвестиционном фронте говорить не приходится.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>