0

Профессиональная армия повысит спрос на качественное образование

Профессиональная армия повысит спрос на качественное образование

В четверг в Москве начинает работу очередной Гайдаровский форум, на котором представители власти, эксперты и иностранные инвесторы традиционно будут обсуждать тенденции социально-экономического развития. В преддверии мероприятия член оргкомитета и проректор РАНХиГС Иван Федотов рассказал «Известиям» о том, чем отличается форум в этом году от предыдущих, почему не только от финансирования зависит технологическое развитие регионов, как повысить спрос на качественное образование и почему этому может способствовать профессиональная армия.

— Иван Владимирович, чем отличается Гайдаровский форум в этом году?

— Главная традиция осталась неизменной — новый деловой год принято открывать Гайдаровским форумом, на котором обсуждаются основные тренды социально-экономического развития. В этом году можно отметить и совершенно беспрецедентный состав иностранных участников. В мероприятии примут участие пять премьер-министров и два президента.

— А глава российского правительства Дмитрий Медведев уже подтвердил свое участие?

— Да. Председатель правительства с 2013 года ни разу не пропускал наше мероприятие. Этот год — не исключение. Он будет участвовать в очень интересной дискуссии «Россия и мир: выбор приоритетов», где будут обсуждаться основные тренды социально-экономического развития в мире и место России в этом процессе.

Кроме того, будет большое количество статусных экспертов, которые имеют мировое признание, — из Австралии, США, Германии, Австрии. Доля иностранных участников — 20%. И на данный момент о своем участии заявило на 2000 зарубежных специалистов больше, чем в прошлом году. Это говорит о том, что площадка Гайдаровского форума, являясь площадкой образовательного учреждения, удобна для наших иностранных партнеров, чтобы вести диалог, не оглядываясь на санкции.

— Количество участников из-за рубежа увеличивается в принципе или это восстановительный рост после спада, вызванного санкциями?

— Нет, это не восстановление. Форум будет проходить в восьмой раз, и на протяжении этого времени мы никогда не наблюдали спада. Только рост интереса со стороны иностранных инвесторов.

— На ваш взгляд, какие самые интересные мероприятия запланированы в рамках форума?

— Всего у нас запланировано 93 мероприятия в программе и вне программы — около двух десятков. Но я не могу выделить что-то, сказать, что какая-то дискуссия будет важнее остальных. Первый день, например, начнется с делового завтрака российских губернаторов и зарубежных инвесторов. Это событие приурочено к 25-летию иностранных инвестиций в России. Гости — главы регионов, министры и представители компаний, которые вкладывают деньги в нашу страну. Также на этот день запланирован доклад Всемирного банка. Это глубокое комплексное исследование экономики России и возможностей достижения экономического роста. Доклад готовился в течение полутора лет и будет презентован именно у нас. Помимо этого в первый день будут представлены результаты рейтингов инновационного бизнеса и развития регионов АИРР (Ассоциации инновационных регионов России. — «Известия»).

— Что показали рейтинги? Улучшается ли ситуация с инновационным развитием в российских субъектах?

— В каких-то регионах происходит развитие, в каких-то — нет. В группу передовых регионов входят 27 субъектов (сильные и средне-сильные инноваторы), 22 региона формируют группу середняков, 36 — в отстающих. Такая картина в целом соответствует прошлогодней — 29, 30 и 34 субъекта.

— В лидерах, естественно, богатые субъекты?

— Как раз нет. Основное развитие происходит в регионах, которые определились со своей специализацией. Мы, конечно, не берем лидеров рейтингов — Москву и Санкт-Петербург. Понятно, что здесь сконцентрированы основные финансовые потоки. Татарстан традиционно на третьем месте, он демонстрирует стабильное развитие по всем областям.

Отмечу, что за последние два года условия развития высокотехнологичных отраслей, то есть концентрация ресурсов, в целом улучшились в Томской области, Алтайском крае и Республике Башкортостан.

Возьмем, например, Алтайский край, который показал удивительные результаты, поднявшись в рейтинге на 17 пунктов. При этом там нет инновационных предприятий. Улучшение положения с инновациями произошло за счет того, что край сумел трансформировать свою систему, внедрив новые технологии в сельском хозяйстве. Инновации — это же не только производство чипов и высокотехнологичной техники.

— Это были импортные технологии?

— Нет, российские.

— И при этом Алтайский край еще и вполне благополучен в плане уровня госдолга…

— Да, но это не является показателем для инновационного развития. Например, Калужская область относится к регионам с немаленьким долгом, но при этом имеет хорошую позицию в рейтинге по инновациям.

— Президент в послании Федеральному собранию заявил о необходимости технологической революции, которая должна обеспечить прорыв и темпы экономического роста выше средних мировых. На ваш взгляд, за счет чего может быть осуществлен такой прорыв?

— В первую очередь за счет желания внедрять те технологии, которые есть. Я много езжу по регионам и вижу много инновационных предприятий, научно-исследовательских разработок, которые никто не использует. Среди них есть совершенно уникальные, но при этом их или боятся внедрять, либо присутствует очень длинная цепочка внедрения.

Самые инновационные отрасли у нас относятся к нефтегазовому сектору, поскольку там очень большие издержки и их стремятся сокращать. Приведу простой пример: количество отечественных разработок в области строительства зашкаливает — есть огромное количество новых материалов, которые долговечнее и лучше западных аналогов, но их не внедряют из-за большого количества административных барьеров. И нежелание в первую очередь исходит от чиновников на местах, которые принимают решения о закупке того или иного инновационного продукта. Мы боимся инноваций, боимся всего нового. Если есть руководитель региона, который не боится внедрять новое, такие субъекты всегда выбиваются в лидеры.

— Не проще ли, как раньше, купить технологии за рубежом?

— Когда есть деньги — конечно, проще. А когда средств становится меньше, то необходимо думать, как получить и самое лучшее, и за меньшие деньги.

— Тут сказывается еще и влияние санкций?

— Знаете, санкции, которые ограничили поставки новых технологий и приостановили совместные разработки с зарубежными партнерами, дали толчок для активизации развития новых отраслей промышленности. Взять хотя бы станкостроение. Зачем было производить это оборудование, если проще было купить? А сейчас возник спрос на внутреннем рынке, который привел к возрождению производства — например, в той же Липецкой области. Поэтому в любом явлении есть и негатив, и позитив.

— Президент в послании Федеральному собранию также много говорил о человеческом капитале, который нужно развивать. Вы — специалист в области образования, на котором в последние годы постоянно пытались экономить. Как развивать человеческий капитал, если у нас недофинансировано образование? Или тут дело не в деньгах, а в качестве, которое от финансов не зависит?

— Вы подняли очень важную тему — спрос на качественное образование. Есть тенденция на индивидуализацию образования, а также на распространение междисциплинарного образования. И именно в силу развития высоких технологий. Грубо говоря, может понадобиться, например, бурильщик скважин со знанием арабского языка. Условный пример, конечно. Если государство сформирует адекватные правила игры, граждане будут предъявлять требования на другой уровень качества образования, на другие программы, другие методы, технологии — и вузы очень быстро адаптируются.

Но пока есть спрос на плохое образование, нет смысла и стимулировать. Сейчас спрос на качественное образование во многом дестимулируется из-за всеобщей воинской обязанности. Выпускники мужского пола идут в вузы не за хорошей профессиональной подготовкой, а за возможностью четыре года избегать призыва. В итоге у нас в стране много людей с высшим образованием (по этому показателю мы занимаем лидирующие позиции в мире), но не с качественным. При этом не нужно большое количество граждан с дипломом — необходимо большое количество профессионалов, обладающих специальностью.

— Но получается, что, пока не появится профессиональная армия и будет действовать всеобщая обязанность, молодые люди продолжат формировать спрос на высшее образование.

— Конечно, если человеку нужно не знание, а возможность четыре года не ходить в армию, все будут получать диплом ради диплома.

— Но тогда, возможно, более взвешенное отношение к выбору формы образования могла бы сформировать отмена бюджетных мест? Тем более их становится меньше…

— Не согласен. Их не меньше становится — количество бюджетных мест максимально удовлетворяет потребности работодателей. Просто нет другого способа финансирования. Если не придумать новые механизмы финансирования образовательных учреждений, так будет и дальше. Сфера образования — самая инертная. Для того чтобы эту махину развернуть, нужно очень много времени.

— Но вузы в любом случае закрывают, что стало следствием демографической ямы 1990-х. И общество воспринимает это как негативный процесс.

— Это очень правильный процесс. Закрываются плохие вузы, и остаются хорошие. Спад пройдет и перерастет в такой рост, что к этому нужно быть готовым. Что произойдет через 15 лет, когда школу начнут заканчивать дети, родившиеся в период подъема? Они будут жить уже в совершенно другом технологическом мире. Я думаю, нас ждут серьезные потрясения на отечественном рынке образования в плане трансформации образовательных учреждений. Поскольку кто-то сможет ответить на эти вызовы, а кто-то нет. Выживут лучшие, и это хорошо.

— Но это будут государственные вузы или те, которые будут работать по заказу бизнеса?

— Уже сейчас все передовые вузы не ведут программу без консультации с работодателями. По-настоящему лучшие и качественные учебные заведения позволяют человеку заниматься самообразованием всю жизнь. Технологии развиваются настолько быстро, что успешный человек должен учиться всегда, у него должен быть выбор линейки вузов, которые ему необходимы для поддержания себя конкурентоспособным именно в той профессии, которую он выбрал. Поэтому я думаю, что будущее — как раз за непрерывным, глубоко индивидуальным образованием с непрерывным обучением и междисциплинарностью.

Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>