0

Бюджетные долгострои. Почему на Ставрополье срываются госконтракты?

Бюджетные долгострои. Почему на Ставрополье срываются госконтракты?

На закон о госзакупках (44-ФЗ) до окончания СВО могут наложить мораторий по инициативе спикера Совфеда Валентины Матвиенко, чтобы ускорить строительство соцобъектов. На Ставрополье сорваны сроки сдачи учебных и медицинских учреждений, возбуждены уголовные дела, жители вынуждены ездить лечиться и учиться в соседние населённые пункты. Поможет ли мораторий или нужны другие меры, разбирался stav.aif.ru.

Директор — не строитель
Снежные заносы — не преграда на пути к знаниям для ребят из села Арзгир на Ставрополье. Уже полтора года они приходят к родной школе, от которой остался только цоколь, садятся в школьные автобусы и в любую погоду по сельским дорогам отправляются в другие учебные учреждения. Едут километров пять, малыши из начальных классов — в одну сторону, старшеклассники — в другую.

«11 марта 2021 года мы заключили контракт на реконструкцию. К этому моменту уже освободили здание и предоставили его строителям. Они демонтировали его, сделали новый фундамент и забросили. Даже первого этажа теперь нет. У нас 670 деток, которых второй год учат в кабинетах чужих школ», — рассказывает директор школы Юлия Пронина.

При всём желании она, педагог, не могла бы разобраться в тонкостях строительных проектов и оценить надёжность подрядчика. Юлия Пронина даже Валентине Матвиенко на встрече в Совете Федерации доказывала, что не должен сапоги тачать пирожник, а пирожное печь сапожник.

Эксперт Ставропольского отделения ОНФ Вадим Доронда с ней согласен: многих проблем с исполнением госконтрактов по строительству можно было бы избежать, если бы ими занимались грамотные специалисты.

Топ дорогих госзакупок Ставрополья возглавила стройка школы в Ессентуках«Во многих бюджетных организациях недостаточно грамотных инженеров, сметчиков, — говорит он. — Например, выделили из бюджета деньги определённому министерству, их передают в школу или больницу, где планируется ремонт или возведение нового корпуса. Руководитель — педагог либо врач, он не разбирается, да и не обязан разбираться в строительстве».
По мнению эксперта, соцобъекты должны возводиться государственными строительными организациями, как в СССР.

В свою очередь, руководитель Центра поддержки осуществления закупок Татьяна Дедешко считает, что заказчикам стоит заранее проговорить риски того или иного проекта со специалистами центра или краевого комитета по госзакупкам.

«Они на основе предыдущего опыта расскажут, по каким причинам контракт может оказаться под угрозой срыва, — говорит она. — Например, выигрывает компания с проектом, соответствующим техзаданию, но на месте выясняется: то, что вполне хорошо показало себя, допустим, в Удмуртии, нуждается в корректировке для Ставрополья: почва другая, нужно дополнительно укрепить фундамент. И заказчиков обвинить в формальном подходе сложно: не хватает узких специалистов, а для некоторых организаций вообще такой крупный тендер может быть единственным в истории — вроде строительства нового корпуса в сельской больнице. Тогда и приходится вносить изменения в документацию, находить допфинансирование, что продлевает строительство».

Примеров с затягиванием работ в крае немало. В Кировском округе жилой дом, строящийся по нацпроекту, должны были сдать в мае прошлого года, но в январе 2023 года объект был готов только на 85%. Прокуратура потребовала от директора компании устранить нарушения. А в Красногвардейском округе подрядную организацию оштрафовали на 8,3 млн рублей за продление ремонта амбулатории в селе Преградном.

Заменили Италию Китаем
В прошлом году многие подрядчики жаловались на рост цен и сложности с доставкой материалов. Но, как считает Вадим Доронда, санкции не сильно повлияли на отрасль, так как большинство стройматериалов производится в России, и к середине прошлого года их рынок стабилизировался.

Может ли на Ставрополье человек «с улицы» участвовать в госзакупках?В других отраслях исполнителям контрактов пришлось искать новых партнёров, чтобы исполнить обязательства перед заказчиками. Компания «Стройснаб», которая специализируется на поставке стройматериалов, оборудования, приборов, офисной мебели и канцтоваров, вынуждена была отказаться от итальянского оборудования и перейти на китайское.
«Были также перебои с поставкой офисной бумаги, как раз перед ЕГЭ, — вспоминает генеральный директор компании Денис Пуць. — Цена одной пачки с 270-300 рублей взлетела до тысячи. Спасло то, что контракты — долгосрочные, и часть бумаги закупили заранее. В остальных случаях заключали дополнительные соглашения о предоставлении товара с другими характеристиками — нашли похожий у отечественных производителей».

По его словам, заказчики охотно заключали допсоглашения на замену товара или продление сроков поставки, иначе компании пришлось бы трудно. Сейчас он советует коллегам сразу ориентироваться либо на российских производителей, либо на налаженные каналы поставок из-за рубежа.

«Но, на мой взгляд, скоро обходные пути не понадобятся. Я постоянно общаюсь с другими бизнесменами, и мы видим: на российском рынке активно заполняются пустующие ниши», — уверен Денис Пуць.

Татьяна Дедешко уточняет, что заключать допсоглашения — право заказчика, а не обязанность, и если сроки, выделенные на освоение средств, например, по нацпроекту, поджимают, органам власти или бюджетным учреждениям целесообразнее расторгнуть контракт и найти нового исполнителя, а не ждать жалоб от населения, например, на закрытую из-за ремонта больницу.

Занижают и побеждают
Некоторые эксперты считают, что закон о госзакупках нуждается в доработке, мол, выигрывают компании, предлагающие наименьшую цену, и в итоге побеждают те, кто экономит на качестве.

Фейерверк уголовных дел. Кто грел руки на событийном туризме на Ставрополье«Если с товарами особых вопросов не возникает, то с услугами сложнее. Они должны выбираться не только по цене, но и по квалификации исполнителя, а в нашей сфере подчас выигрывают те, кто не может обеспечить должное качество, — сетует гендиректор агентства охраны «Вепрь» Юрий Романенко. — Хорошая охрана — это квалифицированные сотрудники, достаточный запас вооружения, спецсредств, оборудования. Специалист не станет работать за МРОТ, а качественное оборудование не может стоить копейки. В итоге закупки выигрывают те, кого называют демпингёрами, и потом в плюс им идёт опыт, который учитывается при следующих контрактах. А если вдруг у такой организации возникают проблемы и она попадает в реестр недобросовестных поставщиков, владельцы зачастую просто создают новые фирмы и опять участвуют в торгах под другой вывеской».
По мнению Юрия Романенко, в сфере охранных услуг закупки надо проводить только открытыми конкурсами и давать больше баллов за квалификацию участника.

Однако принцип меньшей цены нередко оправдан. «Это же закон рыночной экономики. Вряд ли вы купите хлеб за 40 рублей, если рядом такой же за 30, — объясняет Татьяна Дедешко. — А 44-ФЗ позволяет экономить бюджетные средства, которые в дальнейшем пойдут на улучшение инфраструктуры, строительство новых соцобъектов».

«Возможностей для сговора законодательство почти не оставило. При составлении заявки заказчик обязан проанализировать ситуацию на рынке, сформировать максимальную начальную цену контракта. Законы не дают возможность составить описание объекта закупки так, под него подходила только одна организация. Нужно, чтобы подошли минимум три потенциальных исполнителя из существующих на рынке. И, кстати, не факт, что именно они отзовутся на заявку. Бывает, что вообще никто не откликается. Тогда заказчику приходится корректировать требования или пересматривать стоимость работ, услуг.

Про демпинг: иногда 44-ФЗ неправильно трактуют, мол, главное — заплатить поменьше, что не совсем верно. Так как в техзадании указываются чёткие требования и характеристики, те, кто им не соответствует, отсекаются ещё на этапе откликов на заявку. Участник не может, предложив меньшую стоимость, привезти худший товар. Все, кто прошёл первоначальный отбор находятся в равном положении. Да, возможно, в любом законе можно найти лазейки, как это происходит — уже в компетенции правоохранительных органов. Но только в нашем крае по 44-ФЗ эффективно и прозрачно работают тысячи поставщиков, а нарушения находят у единиц, просто именно они у всех на слуху.

«Закон о госзакупках не учитывает интересы микробизнеса. Например, чтобы попасть в электронный магазин закупок малого объёма, где сделки происходят без торгов, сейчас нужно заплатить определённую сумму за участие. А представим сельский детский сад, которому постоянно нужна картошка. Она продаётся в соседнем магазине, но будет ли предприниматель выставлять её на электронной площадке и нести дополнительные затраты? Вряд ли, он продаст свой товар в розницу. На мой взгляд, нужно минимизировать его затраты.

В дорогостоящие закупках обычно выигрывают крупные компании, у которых не одна сфера деятельности – они могут даже в ущерб себе предложить меньшую стоимость, которую компенсируют за счёт оборота других товаров. Но здесь, пожалуй, ничего не поделаешь — конкуренция.

Сейчас даже серьёзные игроки на рынке стали опасаться заключать госконтракты. Слишком много непредсказуемых факторов, а за несвоевременное исполнение грозят солидные штрафы и даже уголовные дела».

Иллюстрация к статье: Яндекс.Картинки
Самые оперативные новости экономики в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Оставить комментарий