0

Государство обязано расходовать деньги и брать их в долг

Государство обязано расходовать деньги и брать их в долг

Начнем с того, что вспомним, как живет обычное домашнее хозяйство в тех или иных экономических условиях. Скажем, домашнее хозяйство находится в периоде экономического благополучия: у семьи доходы растут, семья покупает новые вещи, чаще путешествует, откладывает на будущее. Если благополучный период сменился менее радужным этапом с точки зрения доходов, то семья обычно урезает расходы: меньше ходит в кафе, реже путешествует, дольше использует имеющиеся в обиходе вещи. Это, что называется, азбучные истины. Аналогичных алгоритмов придерживается и частный бизнес: при экономическом росте фирмы расширяются (как следствие, увеличивают расходы и издержки), при экономическом спаде издержки сокращают, расходы урезают.

Всё кажется правильным, только в государстве данные принципы не работают. Государство — это не большое хозяйство и даже не большая корпорация. Это принципиально иная система, более высокого уровня сложности. Это как машина и космический корабль: и то, и другое механизмы с двигателями, но, как говорится, это две большие разницы… И размер государственного образования здесь не имеет значения: маленькое, среднее государство или большое государство все равно остается государством, вне зависимости от размеров территории, численности населения или объема ВВП. Здесь действуют иные принципы экономической политики, часто противоположные тому, что мы считаем привычным с точки зрения экономического поведения в домашнем хозяйстве или на предприятии.

Итак, нам все последние 30 лет говорили, что при экономическом спаде надо сокращать расходы федерального бюджета, что нужно иметь «оптимизированный» главный финансовый документ, что «надо жить по средствам». Со всей ответственностью заявляю, что всё это миф от начала и до конца, порожденный либо непониманием экономических законов, либо злым умыслом, либо (что не менее опасно) преступной халатностью.

Повторяю: государство — это система, обеспечивающая развитие всех сфер жизнедеятельности общества. При этом развитие должно происходить и во времени, и в пространстве, а часто еще и в условиях абсолютной неопределенности. В этой части правило «стало меньше доходов — сокращаем расходы» не действует по той простой причине, что сокращение расходов в целом ряде сфер деятельности может привести к тому, что доходов там не будет уже никогда. Я сейчас не вспоминаю про культуру, образование, здравоохранение или социальное обеспечение. С этим, как говорится, всё понятно, хотя пресловутая оптимизация и здесь неплохо отметилась. Я говорю о том, что у государства есть целый ряд обязательств, обнуление или сокращение которых ведет к разрушению самого государства, что мы и наблюдали все прошедшие 30 лет.

Будем справедливы, в последние годы сделано многое для возвращения или обретения необходимой государственной сложности. Мы стали обращать внимание на жилищное строительство, на науку, на поддержку промышленности, реального сектора и наукоемких отраслей. Всё это так, но укоренившийся миф об экономии государственных ресурсов всё еще живет и здравствует.

Помните тезис эпохи развитого социализма про то, что «экономика должна быть экономной»? Об этом было сказано на XXVI съезде КПСС в 1981 году. Понятно, что этот лозунг возник как ответ на необходимость борьбы с бесхозяйственностью и «разбазариванием» в условиях тотальной государственной собственности. Но даже тогда многие экономисты недоумевали и откровенно называли данный тезис как минимум странным и противоречивым. И, собственно, они были правы. Какая может быть экономия на развитии народного хозяйства, или, как теперь говорят, национальной экономики? Государство аккумулирует ресурсы не ради государственной прибыли, а ради их перераспределения в приоритетные (с точки зрения общества) направления деятельности. При этом данные приоритеты могут быть как перспективными (например, освоение космоса), так и текущими (например, поддержка семей с детьми).

Тратить государственные деньги в интересах государства и общества — это не просто нормально, это является прямой обязанностью государства. И норма прибыли или период окупаемости здесь вообще не играют никакой роли. Нам (обществу) важно социальное развитие, а значит, нам (обществу) необходима, например, оборона и поддержка ВПК, а еще нам необходима импортонезависимость и способность производить самую сложную и технологичную продукцию, нам также необходимо гармоничное пространственное развитие и поддержка всей тысячи наших российских городов и др. На все эти направления развития необходимы ресурсы; и нас (общество), в общем-то, не должно волновать то, в каком периоде экономического развития мы находимся: на этапе экономического роста или на этапе экономического спада. Общество должно развиваться, а задача государства — обеспечить материальными и прочими ресурсами это самое общественное развитие вне зависимости от внешнеэкономической конъюнктуры.

Основным (но не единственным!) инструментом финансирования направлений развития национальной экономики и социальной сферы является, конечно, консолидированный бюджет. И здесь я бы хотел вернуться к тем самым мифам, о которых мы уже неоднократно здесь говорили.

Напомню, что профицит федерального бюджета в первом полугодии текущего года составил (по данным нашего Минфина) почти 1,4 триллиона рублей. Вдумайтесь в эту фразу: профицит в условиях кризиса и экономического спада. Получается, что государству некуда девать почти полтора триллиона рублей? И это в условиях специальной военной операции, беспрецедентного санкционного давления и реальной угрозы остановки производств в целой группе отраслей? Напомню, что у нас с вами громадные государственные резервы. Не будем говорить о том, что некоторая часть из них для нас, мягко говоря, недоступна. Сейчас речь не об этом, хотя многие экономисты, включая вашего покорного слугу, неоднократно предупреждали об угрозе потери доступа к этим самым резервам. Речь сейчас о другом: почему мы экономим на собственном развитии? Почему эти самые громадные деньги (почти полтора триллиона рублей!) не тратятся на экономическое, социальное, культурное, пространственное, логистическое и прочее развитие? Если мы эти деньги не возвращаем в экономику, то зачем вообще они нам нужны?

И здесь мы снова возвращаемся к мифам… Нам постоянно говорят, что наличие профицита федерального бюджета это хорошо, это признак его сбалансированности. Настало время понять, что никакой сбалансированности на экономии ресурсов в условиях их тотального дефицита быть не может. Мы уже наэкономили до такой степени, что, например, фактически уничтожили целые направления собственного машиностроения, начиная с микроэлектроники и производства станков и заканчивая гражданским самолетостроением. Напомню, что машиностроение — это вершина развития технологической цивилизации, это максимальная концентрация знаний и научно-технических разработок. Отсутствие собственного передового машиностроения — это точно не признак сбалансированности в современных экономических условиях. Поэтому сидеть на профиците недопустимо.

Собственно, в самом по себе росте государственных расходов ничего плохого нет, скорее наоборот: рост расходов говорит о создании условий для развития. Иной вопрос в рациональном и эффективном использовании данных ресурсов, но это тема отдельного разговора. Задачей государства в данном контексте является умелое администрирование данных расходов, определение приоритетов и точек роста, создание заделов для будущего развития, а еще задачей государства является обеспечение качества жизни собственных граждан. На все эти задачи необходимы государственные ресурсы, именно поэтому мы и говорим нашему государству: не надо экономить на гражданах и народном хозяйстве. Расходы государственного бюджета — это доходы наших граждан и выручка наших предприятий.

Вы спросите, а как быть, если доходы бюджета ниже его расходов? Ответов здесь ровно два: первый — надо создавать условия (в том числе долгосрочные) для роста этих самых доходов; а второй ответ — дефицит федерального бюджета это нормально. Основной источник его покрытия — заимствования. Государство всегда и везде берет в долг. На заемные средства создается будущее государства, в том числе экономическое. Что важнее: построить 100 школ или одну высокоскоростную железную дорогу? Обе задачи важнее. Здесь государство не должно выбирать, оно должно решать обе задачи. И если у него не хватает в данный момент бюджетных средств, значит, оно берет в долг. Нет почти ни одного государства ЕС с долгом ниже 20% ВВП (в Эстонии он чуть больше 18%, это уровень России). В среднем по ЕС государственный долг составляет порядка 90% ВВП, в США он давно превысил 100% ВВП (данные 2021 года). Вы скажете, что США (вместе с ЕС) не первое десятилетие успешно грабят весь мир, и я с вами соглашусь. Но это возражение отнюдь не означает, что брать взаймы для государственных нужд — это плохо для государства. Кредит, собственно, для того и изобрели, чтобы финансировать рост и развитие, в том числе в долгосрочной перспективе.

В заключение добавлю коротко, что заимствования есть не единственная форма финансирования государственного развития. Есть, например, еще целевая эмиссия, против которой сейчас активно выступает нынешнее руководство Центробанка РФ. Но это, как говорится, совсем другая история. Здесь тоже есть пространство для низвержения либеральных экономических мифов.

Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>