0

Правительство решило победить бедность на бумаге, изменив формулу расчета

Правительство решило победить бедность на бумаге, изменив формулу расчета

Результатом отрыва черты бедности от прожиточного минимума станет ещё большая неразбериха в определении базовых для социальной политики государства показателей. Неразбериха, которая уже и так достигла критического уровня.

Чтобы понять, что предлагается, сначала придется вспомнить, где проходит черта бедности сейчас. А проходит она через прожиточный минимум, который ежегодно устанавливает правительство на федеральном уровне, и власти субъектов РФ — на региональном: меньше хоть на рубль доход гражданина — он бедный, больше хоть на рубль — уже нет. Доходы ниже прожиточного минимума дают право на социальную помощь от государства, более того — от этого самого минимума зависит размер некоторых пособий и выплат.

Рассчитывался он до 2020 года так: Росстат обсчитывал очень скудный перечень продуктов питания с преобладанием картошки-свеклы-моркови-капусты, макарон, дешевых круп и хлеба, брались данные о стоимости этого набора за второй квартал, умножались на определенные коэффициенты (чтобы хоть как-то учесть расходы на непродовольственные товары и разные платежи), и получалась потребительская корзина, она же — федеральный прожиточный минимум на следующий год в денежном выражении. Следом свои минимумы устанавливали регионы. Вообще-то закон с 2012 года требовал пересматривать потребительскую корзину раз в пять лет, но эта норма в 2017 году, как только подошел срок, была заморожена сначала на год, потом ещё на год, потом ещё…

Дело в том, что ученые предлагали сделать набор продуктов в корзине более современным, здоровым и полезным, увеличить количество молочных, мясных продуктов, фруктов и рыбы. Да ещё и на услуги надо было заложить больше — на сотовую связь и интернет, например. Но это неминуемо привело бы к увеличению стоимости корзины! А значит, подняло бы прожиточный минимум (и черту бедности, дающую право на социальную помощь) на высоту, которая правительству, видимо, казалась чрезмерной.

В конце концов осенью 2020 года был принят закон о совершенно новой методике определения черты бедности, то есть прожиточного минимума (ПМ). Более современной методике, заметим — именно такая используется в Евросоюзе, например. Теперь ПМ в России равен 44,2% от медианного дохода россиян за позапрошлый год. А медианный доход — такой доход, меньше и больше которого имеет по 50% россиян, считает его Росстат раз в год на основании данных Пенсионного фонда. В 2021 году определенная впервые по этой методике черта бедности прошла на уровне 11 653 рублей в месяц.

Когда закон принимался, депутаты из разных фракций обращали внимание на то, что эта методика ну никак не учитывает накопленную инфляцию. И ещё на то, что 44,2% — странная цифра, в Европе везде бедностью считается доход ниже 60% медианного. Но представители правительства объясняли, что в Европе размер пособий не зависит от ПМ, а у нас зависит, давая тем самым понять, что чудные 44,2% родились в результате подгонки под возможности бюджета и готовность властей тратить на выплату пособий определенную сумму, не больше.

Ещё, кстати, в Госдуме говорилось, что если бы пересмотреть потребительскую корзину, это было бы, может, выгоднее гражданам, чем медианный подход в предложенном варианте, и позволяло бы учитывать при определении прожиточного минимума инфляцию. Но никаких оговорок про инфляцию в законе так и не появилось.

И вот посчитанный в июле в полном соответствии с новой методикой и утвержденный постановлением правительства минимум на 2022 год вышел такой: 11950 рублей… На 2,5% больше, чем на 2021 год. На целых 297 рублей больше! При этом цены росли и продолжают брать одну высоту за другой. Получалось совсем стыдно. Тогда утвержденную законом методику расчета временно заморозили и прожиточный минимум на 2022 год установили приказным порядком, внеся по предложению президента Путина поправки в бюджет: установили на уровне в 12 654 рубля в месяц, на 8,6% больше, чем сейчас.

При этом никаких изменений и уточнений в саму временно признанную негодной методику внесено не было. Она по-прежнему никак не отвечают на вопрос, как сделать, чтобы в случае высокой инфляции покупательная способность прожиточного минимума не падала. И на вопрос о том, как быть, если к лету 2022 года, когда придет пора считать ПМ на 2023 год, выяснится, что посчитанный по «медианной» методике показатель окажется ниже нынешнего, волюнтаристски установленного решением главы государства, ответа тоже нет.

Зато есть то самое предложение Минтруда о новой методике установления черты бедности, которую предлагается утвердить постановлением правительства! В чем суть дела? За исходную точку берется прожиточный минимум за последний квартал 2020 года, посчитанный по старому, путем обсчёта потребительской корзины: он был равен 11300 рублям в месяц. Каждый квартал эта цифра будет умножаться на индекс потребительских цен, который мониторит Росстат. Полученная в результате сумма и будет считаться официальной чертой бедности. У кого меньше хоть на рубль — бедный, у кого больше хоть на рубль — уже вроде как и нет.

На начало ноября индекс потребительских цен, по данным Росстата — 6,4% относительно к декабрю прошлого года. «Статистическая» черта бедности, значит, сейчас где-то в районе 12023 рублей в месяц. К концу году будет проходить ещё выше — цены по-прежнему бодро идут вверх и останавливаться не собираются…Теперь понимаете, почему прожиточный минимум, который правительство хочет лишить звания «официальной черты бедности», был поднят до 12 654 рублей в месяц? Если бы не это, черта бедности (пусть и статистическая) оказалась бы по итогам года выше прожиточного минимума, дающего права на пособия! И как бы это выглядело, скажите?

Важный нюанс: ПМ декабря 2020 года, от которого теперь зависит черта бедности, равен денежному выражению той самой убогой потребительской корзины, которую не перетряхивали с 2012 года.

Но зачем огород городить? Зачем нужна ещё какая-то статистическая черта бедности, оторванная от прожиточного минимума?

Она позволит на бумаге сократить число бедных в стране. Если взять условные 12023 рубля в месяц — черту бедности, посчитанную по постановлению — то все, у кого доходы больше 12023 рублей, но меньше прожиточного минимума в 12654 рублей — уже не бедные! А, скажем, просто малоимущие, которым доброе государство готово помогать тоже.

Дело в том, что медианная методика делает почти невозможным выполнение указа президента, повелевшего сократить число бедноты в два раза. Потому что поднимается медианный доход — поднимается и черта бедности. А если черту эту проклятую провести на другом уровне — задача уже не выглядит невыполнимой…

26 ноября проект постановления о новой «статистической» черте бедности обсуждался на заседании трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений, в которую входят представители правительства, профсоюзов и объединений работодателей. По сведениям «МК», документ одобрили две стороны социального партнерства — правительство и работодатели. Глава РСПП Александр Шохин, правда, обратил внимание на то, что времени на обсуждение проекта документа у членов комиссии почти не было — о нем стало известно буквально за день до того. Профсоюзная сторона выступила с единой позицией и проект не поддержала, о чем и сообщил глава ФНПР Михаил Шмаков.

Почему не поддержала? Как раз потому, сказал «МК» президент Конфедерации труда России, член Совета по правам человека при президенте РФ Борис Кравченко, что перед нами — «попытка уполномоченного ведомства заранее подготовить инструменты для отчетности по поручению президента о сокращении бедности, с тем, чтобы выполнить его сугубо статистическими методами. Но эта игра очевидна и здесь не надо никого пытаться ввести в заблуждение — ни президента, ни профсоюзы, ни наемных работников». Профсоюзы, по его словам, продолжают настаивать на изменении методики расчета прожиточного минимума.

«Фактически за основу при расчете черты бедности в проекте постановления предлагается брать рассчитанный по старой методике прожиточный минимум, но в ущербном варианте», — объяснил «МК» секретарь ФНПР Олег Соколов: по старой методике прожиточный минимум менялся в соответствии с ростом стоимости потребительской корзины и она росла быстрее индекса потребительских цен, потому что продукты питания дорожают быстрее. «Даже в этом есть некий мухлёж»,- сказал он…

Если к тому же вспомнить, что «прожиточный минимум» в соответствующем законе определен как «минимальная необходимая для обеспечения жизнедеятельности сумма доходов гражданина», то возникает ещё один резонный вопрос: в том случае, если статистическая черта бедности окажется ниже минимума, значит, бедным государство признает того, у кого доход ниже минимально необходимого для жизнедеятельности? То есть нищего? А если выше — значит, какая-то часть официально бедных не получит пособий?…

Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>